Меню
Steven Wilson To the bone

В иные моменты, глядя со стороны, вдруг замечаешь как разрозненные события, кажущиеся такими разными и не имеющими отношения друг к другу, вдруг выстраиваются в единую линию, и её логичность и закономерность в тот же самый момент будто бы становится непреложной истиной, и ты говоришь себе - ну, конечно же, ведь это было так очевидно! Для этого в великом и могучем английском языке есть специальное слово hindsight, которому убогий и загнивающий скрепоносный русский язык силился всё это десятилетие найти подходящий аналог, но так и не нашел, лишний раз продемонстрировав, что русский так и остался языком слаборазвитых регрессантов, способный лишь уродовать написание иностранных слов.

Своеобразный hindsight произошел и в момент выпуска пятого студийного альбома Стивена Уилсона, когда с его выходом вдруг отчетливо стало видно, что вся его сольная карьера - контрградиентное падение его композиторских качеств и попутное компенсаторное улучшение продюсирования своих записей. Его желание поставить на паузу Porcupine Tree чтобы делать более интимные вещи, которым не было места в основной дискографии, было вполне разумным, первые альбомы были потрясающе интересными, спрятанные за пеленой таинственности и загадочности, и в то же самое время их продакшн оставлял желать лучшего. Потом был Raven, который несмотря на то, что потерял в наглядности сильных сторон дебютных альбомов, но благодаря очень компактному устройству, всё же сумел сохранить общую форму и общее настроение, хоть и надо признать, "воды" в Raven налито изрядно. Следом шел Hand Cannot Erase, выглядящий совсем уж расползшимся бесформенным нечто, хоть таким он в момент выхода не казался, тогда это было просто особое звучание и особый стиль. Но сейчас он вдруг стал звеном общей цепи нисходящего качества, для маскировки перекачанный продюсированием, с безумным растягиванием всего, что только можно. Туман таинственного саунда осел, оставив за собой обнаженный пустырь неприглядного вида.



И это замечательное время, чтобы всё бросить и уйти осваивать новые музыкальные просторы, например в поп-музыку. Я еще когда только появились новости о предстоящем альбоме сказала что поп-эксперимент, это замечательный следующий шаг для него, спасительный шаг. Но вот только вся проблема в том, что почти все исполнители из очень обобщенного мира рок-музыки не способны в поп. И проще всего это объяснить на простой аналогии: подобно тому как Генри Форд в своей автобиографии описывает как они сперва пытались создать трактор на основе шасси легкового автомобиля, быстро придя к выводу что это ошибочная стратегия - все части машины должны работать на, а не против её цели, точно так же и полуразобрав трактор, и прилепив к нему элементы легкового автомобиля, вы не создадите образец, отвечающий всем нужным идеалам. Упростив звучание рока, вы не получите поп, а только лишь упрощенный рок. Чтобы записать поп, нужно с нуля всё делать иначе.

Так и вышло на альбоме To The Bone: минимум композиторских идей, много опыта делать по привычке пинкфлойдный звук и максимум продюсерского соуса, заливкой которым можно спасти даже блюдо весьма сомнительного качества. И я ведь не против копирования Pink Floyd, в том мире, врата в который когда-то распахнули Гилмор и Уотерс, хватит места очень многим. Но альбомы Hand Cannot Erase и To The Bone уже копируют звук Porcupine Tree, копирующих Pink Floyd. Так было не всегда, ранние сольные работы Стивена были вполне себе независимы как от тех, так и от других. Но мне искренне непонятны причины, почему Стивен Уилсон не хочет возвращаться в Porcupine Tree, это на ранних сольниках он действительно хотел делать что-то новое, а сейчас это вполне себе кустарное копирование Porcupine Tree, сильно уступающее оригиналу, надо сказать. Чтобы и непосвященному читателю стало всё абсолютно ясно - типичное звучание Стивена Уилсона, к которому он неустанно возвращается, когда не в силах придумать что-то новое, это сплав миксолидийского и дорийского ладов, и это настолько надоело, что как только в финале первой же песни "To The Bone" на этом альбоме зазвучали привычные пентатоники, мне стало тошно. Я уже не могу в который раз спокойно слушать одно и то же. Это всё уже было на том же самом In Absentia, но там еще и была хлесткость, и жесткость, и страх перед настоящей маниакальностью, страх перед трансцендентным. А что есть здесь? Ничего, кроме самокопирования.



Подобно тому, как я, занимаясь журналистикой, привычно заливаю водой те статьи, к теме которых не испытываю ровным счетом никакого интереса, точно так же и многоопытный Стивен Уилсон щедро льёт воду везде, где не находит интересного и нового для себя разрешения. Для него новая музыка перестала быть вызовом, он больше не бьётся с неизвестностью, а просто реализует все свои идеи привычными методами. Кто-то скажет "но ведь новый альбом звучит то по-новому!". Это правда, он более софтовый и облегченный по звуку, в том то и дело, что чтобы что-то упростить, не нужно много сил, они нужны чтобы что-то усложнить, а Стивену уже откровенно скучно узнавать что-то новое. Поэтому привычная вода.

И Стивен честно признается в этом в песне "Pariah". Это просто констатация фактов, от этого песня не стала лучше, точно такая же клюква самоповторения. А от последующей за ней "The Same Asylum As Before", у меня прямо-таки конденсировался привкус вывернутого наизнанку "Learning To Fly". Я сидела, слушала эту пародию на Гилмора, и думала - ну что ж за ерунда, зачем он это делает так топорно? И тут бам! На 4:15 топорная пародия Pink Floyd обернулась топорной пародией Porcupine Tree. И на этом альбоме кругом проблемы, в песне "Permanating" милая вокальная партия нещадно убивается пустотелой аранжировкой. Нисходящие аккорды отрывистыми восьмушками? Ну это же несерьезно! Я до сих пор помню наизусть многие песни Поркупайнов и с ранних сольников Уилсона - потому что я ради своего удовольствия садилась и играла их на всех инструментах, которыми я владею, там было множество интересных партитур. Ничего не заставит меня сесть и играть "Permanating". Тоска.



Если я и смогла бы что-то здесь похвалить, то лишь отдельные фрагменты, начало песни "To The Bone", которая сперва кажется действительно новым шагом для Стивена, покуда он не портит её банальным камбеком к старому; начало "Detonation", звучащей очень в стиле Insurgentes и Grace for Drowning, в которой даже слегка прослеживается былая таинственность, точно так же испорченная при развитии песни типичностью; понравилась "Song Of I" - вот уж действительно звучит непривычно по-новому для Уилсона, но здесь песне не хватило мощности раскрыться, очаровывающее нагнетание так и повисает в воздухе, ничем не увенчавшись. Ну и, наверное, "Blank Tapes", слава тому, кого нет, песню длиной в 2 минуты он не успел испортить своими заурядными аранжировками.



Честно говоря, Стивен меня шокировал этим альбомом. Он одарил своим вниманием чуть ли не сотню разных проектов, работал в них на самых разных должностях, от самой низовой работы звуко-техника, до солидных специальностей руководителя. И хоть всё, к чему он прикасался, получало некий импульс в сторону его стиля, но в остальном он всегда оставался неким ферзём от мира музыки, способным в любой части шахматной доски создавать максимально возможное усиление, быть везде полезным и многофункциональным, способным работать в любых стилистических условиях. И вот сейчас, когда я чувствую в себе полную утрату интереса к тому что он делает, и что еще неприятнее - к тому, что он будет делать дальше, мне обидно за то, что гений современной проговой сцены в данный момент не способен создать то, что не забудется сразу же, как только кончится последняя песня.

rate for vee 2of5
IMAGE
IMAGE
IMAGE
IMAGE
IMAGE
IMAGE
IMAGE
IMAGE

Последние комментарии

Яндекс цитирования Яндекс.Метрика